Ткаченко: Мы никогда не упоминали о каких-то запретах или цензуре