«Миротворец»: не уход, а рекламный ход