#Общество

Мама похищенной девочки: 20 раз полиция приходила к дому, где отец и бабушка держали ребенка

Мама похищенной девочки: 20 раз полиция приходила к дому, где отец и бабушка держали ребенка

Мама похищенной девочки: 20 раз полиция приходила к дому, где отец и бабушка держали ребенка

Каждая семья несчастлива по-своему. Но самые несчастные дети там, где они становятся пленниками одного из родителей. Почему в Украине процветает семейный киднеппинг и что мешает выполнению решений судов о правах ребенка, изучала «КП» в Украине».

Вывел дочь во двор и увез

Мама похищенной девочки: 20 раз полиция приходила к дому, где отец и бабушка держали ребенка

 

— Мама, я слышала, как ты стучала. А бабушка пальчиком так делала: «тсс…», — говорит Саша, которой вот-вот исполнится 4 года.

Мама крепче прижимает дочь и глотает слезы. Но теперь они уже не горькие — сладкие. Два года Виталия Ефименко из Коростеня Житомирской области не могла не то что целовать свою кровиночку, но даже видеть ее лицо.

— А ведь у нас с Владимиром все было хорошо, когда мы поженились и арендовали квартиру. Плохо стало, когда его мама захотела, чтобы переехали к ним. Я была против — как чувствовала, но Владимир настоял, — рассказывает «КП» в Украине» Виталия.

Дальше стандартный сюжет: невестка не пришлась свекрови ко двору. А после рождения Сашеньки конфронтация лишь усилилась.

— Я надеялась, что Владимир меня защитит, но он оказался «маменькиным сынком». Когда дочке исполнился год, свекровь закатила скандал, я не сдержалась — ответила. Они вдвоем избили меня и буквально вытолкали со двора, — вспоминает наша собеседница.

Потом, казалось, справедливость восторжествовала: после развода суд постановил — девочка будет жить с мамой.

— Владимир долгое время к нам не приходил, а потом приехал, сказал, что хочет помириться ради дочери. Раз погулял с нами, два, а на третий пошел с Сашенькой во двор, пока я собиралась. Выхожу, а их нет. И телефон не отвечает…

С этого дня началась титаническая борьба хрупкой женщины за право на ребенка. Точнее, за право это право реализовать. На сторону Виталии встала служба по делам семьи Коростенского горсовета, она выиграла три судебных инстанции, получила постановление на экстренное изъятие ребенка у отца-похитителя. Но дочь вернуть не могла.

— 20 раз государственные исполнители вместе с полицией приходили к дому, где отец и бабушка удерживали ребенка. И уходили ни с чем — дверь отказывались открывать, — говорит Рустам Ферик — адвокат Виталии.

Ни три административных штрафа, ни уголовное дело, которое было открыто за злостное неисполнение решения суда, на ситуацию не повлияли.

Спасатели пришли с бензорезом

— Я писала, куда могла, и молила о помощи всех — МВД, Минюст, прокуратуру, народных и местных депутатов, — вспоминает Виталия. — Я не знала, но догадывалась, что Владимир мог увезти Сашеньку из Коростеня.

В конце марта этого года суд обязал полицию объявить ребенка в розыск. А 15 апреля в одну из многоэтажек в Киеве пожаловали представители сразу трех служб: исполнительной, МВД и ГСЧС.

Железная дверь, за которой прятали ребенка, открылась только тогда, когда запустили бензорез.

Виталия утверждает, что дочка после освобождения пошла с ней, словно не прошло двух лет разлуки, и сейчас не вспоминает ни о папе, ни о бабушке. Сама женщина пока не хочет думать о том, как сложатся будущие контакты с бывшим мужем. Позволить видеться с дочкой — снова может украсть. И все закрутится по новой: слезы, суд, полиция…

Суды и так могут быть. Владимир и его мама не потеряли прав видеться с дочкой и внучкой. История вряд ли закончена. Тупик, в который загоняют себя люди, решившие «приватизировать» ребенка, углубляется. И счастье, что Сашенька еще слишком мала, чтобы это понимать.

— Он звонит мне, кричит, оскорбляет. Но я не буду говорить дочке ничего плохого об отце, — обещает Виталия. — 15 апреля, когда я смогла обнять доченьку, мой второй день рождения.

Пока тянется процесс, девочек настраивают против мамы

Для маленького Коростеня, как рассказали нам в местной службе по делам детей, такая история — единственная. Для большой Украины их сотни, если не тысячи.

— В Уголовном кодексе нет наказания за похищение несовершеннолетнего одним из родителей. Поэтому полиция часто отказывается открывать уголовное производство, необходимое для розыска ребенка. Дескать, дела семейные, — говорит адвокат и правозащитник Анна Саенко. — Но даже если местонахождение ребенка известно, то выполнить решение суда об экстренном изъятии проблематично. Частная собственность охраняется законом. И никто не вправе применить к самому ребенку силу. Пока тянутся процессы, проходит достаточно времени, чтобы его успели настроить против отца или матери. Когда ребенок отказывается уходить, исполнительное производство просто закрывается.

…Скоро исполнится два года, как Евгения Зайцева не общается с двумя дочками. Бывший муж, согласно определенному судом графику, привел их к себе домой и больше не отдал. Вместо этого предъявили справку о «психическом расстройстве» у матери и тяжелом психологическом состоянии девочек. Фальшивку удалось раскрыть — на частную клинику, где проводилась мифическая экспертиза, готовится иск. По делу о проживании девочек суды еще тянутся, но дочки, увы, настроены против мамы.

В Коростыне рассказали — похожие справки, только от нарколога, приносил и супруг Виталии. Оказывается, существует общественная организация, добивающаяся равных прав на детей для отцов и матерей. Миссия гуманна, но методы — не всегда. Например, умыкание ребенка у матери активисты признают нормой.

Для справедливости скажем, что и мамы — не все святые. Житель Николаева Сергей Вишняков десять лет боролся за возможность видеться с дочкой три раза в неделю. Выиграл суды, включая дело против Украины в Европейском суде по правам человека за неисполнение решения национальных судов.

Похищают для бабушек и для новых жен

— Жалобы на похищение отцом ребенка, нежелание матери давать папе свидания поступают к нам каждый день, — говорит глава общественной организации «Громадський контроль» Анна Чайковская. — Вот только сегодня до обеда поступило два звонка.

По словам Анны, в основе семейного киднеппинга далеко не всегда лежит искренняя родительская любовь.

— 70% отцов, по нашим наблюдениям, стремятся забрать ребенка, чтобы не платить на него алименты или отобрать у бывшей жены имущество. Шантажируют: верну, если сама откажешься от помощи или, допустим, недвижимости. 30% — это вид домашнего насилия. Развелась — теперь страдай, оставшись совсем одна. Самая длинная история, которую мы знаем, тянется с 2016 года. Бывший муж забрал у матери 8-месячного ребенка и до сих пор не отдает.

Анна рассказывает, что сама едва не пережила похожую драму: бывший грозил вывезти детей за рубеж.

— Но я вышла из состояния жертвы и теперь обучаю этому других. У нас есть успешные примеры, когда женщины вернули украденных детей законным путем, — продолжает Анна.

Что касается женщин, которые прячут сыновей и дочек от отцов, то 80%, как утверждают в организации, страдали в браке от домашнего насилия — физического и психологического. После развода это защитная реакция.

— 20% — это меркантильность, ревность или желание отомстить. Мы знаем такую ненормальную мамашу, которая даже в школу не пускает дочь — держит дома с бабушкой, — рассказывает Чайковская.

Ох уж эти бабушки! Чаще всего для них, заботливых, преданные сыновья похищают внуков.

— А еще у нас есть два случая, когда ребенка насильно увозили от матери для вторых жен. Они не могли родить «нового», и супруг забирал «старого», чтобы иметь полноценную семью, — говорит Анна.

Что происходит с детьми, ставшими предметом раздора, можно говорить часами, а можно не говорить. Ведь и так все понимают, что родительской любовью зачастую подменяют эгоизм. Или устраивают из нее террор.

В Раде готовят законопроект

В декабре прошлого года в Раду был внесен законопроект, устанавливающий административную и криминальную ответственность за неисполнение решений по долевому участию родителей в воспитании детей. Обсуждать его смысла нет — документ отклонили от рассмотрения.

— Законопроект был однобокий и сырой, — говорит Анна Чайковская. — Сейчас подготовлен и отправлен на вычитку новый. Без гендерной привязки. Ударение делается не на правах родителей, а на правах ребенка на равноправность родителей. Ответственность за похищение несовершеннолетнего будет наступать не с момента вынесения судом решения об изъятии, а с момента, когда один из родителей прекращает доступ сына или дочки к другому родному человеку.

А пока юристы советуют, если уже дело идет к разводу, оговорить все спорные моменты по ребенку до суда. И закрепить в нотариально заверенном договоре

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Бутусов раскрыл детали похищения Чауса: работали сотрудники ГУР

Источник: https://kp.ua/life/695100-mama-pokhyschennoi-devochky-20-raz-polytsyia-prykhodyla-k-domu-hde-otets-y-babushka-derzhaly-rebenka

Последние новости